вторник, 19 марта 2013 г.

Берчард и Буш-Браун




Берчард и Буш-Браун пишут что, в первые десятилетия нашего века архи­текторы просто не задумывались о том, как «автомобиль разрушит городской образ жизни и цивилизацию в городе, сотрет различия между городом, приго­родом и сельской местностью, порож­дая расползание массивов однообразной, банальной и устрашающе уродливой культуры автострад, по которым теперь бывает колесит какой-нибудь форд мустанг 1967.
Слишком поздно они увидели опасность для страны, во­пиющее надругательство над собой и попытались объединиться с другими в по­пытках пресечь болезнь, которая могла бы быть излечима при раннем диаг­нозе».
Архитектор принимал как нечто абсолютное механическую сетку городского плана, продиктованного земельными спекулянтами. Его интересы не выходили из границ конкретного «дела» — того здания, которое он строил. Градострои­тельное мышление, при котором город осознается как целостный трехмерный объект, не получило признания в США. Планировка городов, ориентированная на функциональные проблемы (прежде всего проблемы транспорта, зонирова­ния городских территорий и землепользования), оперирует двумя измерениями плана. Можно сказать, что Америка имеет хоть и не приносящую больших ре­зультатов планировку городов, но не имеет градостроительства. Планировка же выходит за пределы традиционной сферы профессионального мышления и дея­тельности американского архитектора. Город для него — не объект деятель­ности, а стихия, которой он или противостоит, или подчиняется.