четверг, 18 апреля 2013 г.

Вершина американских кинотеатров 1920-х годов



 Вершиной американских кинотеатров 1920-х годов стали постройки архитек­тора Дж. Эберсона. Главный эффект его «атмосферических театров» создавали роспись и подсветка потолка, рождавшие иллюзорный эффект вечернего неба (вплоть до облаков, «по-настоящему» плывущих по этому небосводу).
Интерьер имитировал некое экзотическое окружение. Пышная декорация стен служила переходом к фантастической архитектуре росписей, образуя предметный пер­вый план панорамы. Граница между объемной и двухмерной бутафорией искус­но размывалась. «Нас посещают видения и мечты,— писал Эберсон,— величест­венный амфитеатр под легким южным небом, которое заливает лунный свет, расположенный в итальянском саду, персидском дворе или испанском патио. Зал, созданный таким образом, воспринимается с удовольствием. Несмотря на огромность, он создает атмосферу интимности — в высшей степени желатель­ную особенность для театра и, что важнее всего,— атмосферу, которая всегда нова, свежа и оживленная. Первым среди «атмосферических» интерьеров Эберсона был зал кинотеатра «Маджестик» в Хьюстоне (1923), крупнейшим — «Кэпитол» в Чикаго (1924).
Производительность архитекторов, создававших дворцы иллюзий, была ог­ромной. Уже к 1921 году Лемб стал автором почти 300 зданий кинотеатров; бо­лее ста «атмосферических залов» построил за свою сравнительно недолгую дея­тельность Эберсон. К 1930 году число кинозрителей достигло почти 15 миллио­нов в день, и для этих миллионов кинодворец стал наиболее приметной частью городской среды, с которой и связывалось прежде всего само понятие «архи­тектура».