вторник, 30 апреля 2013 г.

Воинствующий антиурбанизм




Воинствующий антиурбанизм определил главные идеи утопии, из которой вырастали архитектурные идеалы Райта. Он был категоричен: «Я верю, что го­род, каким мы его знаем сегодня, должен умереть. Мы — свидетели повышения темпа, которое предшествует концу».
Альтернатива, которая предлагалась ми­ру,—«город широких просторов», город везде и нигде, равномерное рассеяние жилищ, промышленных предприятий, очагов культурной жизни и центров обслу­живания по всей территории страны, связанное воедино инфраструктурой ско­ростных автодорог. Райт полагал, что автомобиль, увеличивая возможности пе­редвижения, уничтожил потребность в городской концентрации. Конкретную модель расселения он связывал с предоставлением большей части семей обшир­ных земельных участков (акр, 0,4 га, на человека). Джефферсоновская аграрная идиллия выступала как идеальная модель устройства Америки, тотальное уста­новление которой должно устранить почву для любых социальных противо­речий.
Обычно «город широких просторов» Райта противопоставляется урбанистиче­ским утопиям Ле Корбюзье. Любопытно, однако, что формальная организация райтовской утопии, изображенная на эскизах 1934 года, настолько близка к схемам «Лучезарного города» великого швейцарца, что прямая связь их не­сомненна.
Райт переносил уроки европейского функционализма — в том числе и его жизнестроительные претензии — в американскую реальность, связывая их со
стихией бесконечной «субурбии», став­шей фактом, и своей романтической мечтой, сохранившей отпечаток идеалов XIX столетия. Но идеальный мир Райта, в отличие от западноевропейских уто­пий,— это мир, предназначенный для средних слоев Америки. К нему мог принадлежать лишь имеющий достаточ­но денег, чтобы построить свой дом и содержать одну-две автомашины. В этой мечте нет места для бедных и «цвет­ных» как нет для них места в реальном мире американских пригородов.