четверг, 2 мая 2013 г.

Принцип «меньше правительства в бизнесе и больше бизнеса в правительстве»



Время после первой мировой войны было отмечено торжеством принципа «меньше правительства в бизнесе и больше бизнеса в правительстве». Естест­венно, что влияние «стиля большого бизнеса» стало ощутимо и в архитектуре официальных зданий.

Общие формулы симметрии, монументального масштаба и четкого ритма сохранялись, но получали холодную обнаженность. Для зданий муниципалите­тов стали модны (именно модны!) башни, не слишком отличавшиеся от офи­сов,— это должно было внушить мысль, что городские власти будут действо­вать с эффективностью бизнеса. Б.-Г. Гудхью (1869—1924), строитель «готиче­ских» церквей Нью-Йорка и зданий в стиле испанского Ренессанса в Кали­форнии, соединил симметрию, замкнутость и массивность композиций офици­ального академизма с брутальной обоб­щенностью (которая казалась «совре­менной») в композиции капитолия шта­та Небраска в Линкольне (1922—1928).
Главным монументом официальной архитектуры США стало здание Пента­гона в Вашингтоне, сооруженное в кон­це 1930-х — начале 1940-х годов по про­екту Г.-Э. Бергстрёма и Д. Дж. Уитмера, — самое большое административное здание в мире (кабинеты для 40 тыс. чиновников, связанные десятками кило­метров коридоров внутри замкнутого пятиугольного периметра, прорезанного множеством внутренних дворов). Почти полтора километра составляет протя­женность пяти одинаковых симметрич­ных фасадов с пятью широкими геометризированными портиками — квинтэс­сенция официального Вашингтона. Впро­чем, не портики, а автомобильный тон­нель, к которому ведут сложные пере­плетения транспортных развязок, слу­жит действительным входом в этот офис-крепость.