понедельник, 3 июня 2013 г.

Башни ВТЦ, спроектированные фирмами Минору Ямасаки и Эмори Рота



Менее драматичны башни ВТЦ, спроектированные фирмами Минору Ямасаки и Эмори Рота. Квадратные в плане (66,7X66,7 м) одинаковые объемы имеют центральное несущее ядро, которое включает вертикальные коммуникации и несущие наружные стены, их периметр образует жесткую трубу.
Мощные горизонтальные связи, объединяющие частые, сильно выступающие вертикальные ребра, невидимы извне. Воспринимаются только плотные ряды вертикалей, облицованных сверкающим белым алюминием. Вертикализм и материальная весомость наружной стены с ее узкими проемами развивают формальную тему, использованную Ямасаки в его детройтском небоскребе. Разработка этой темы основана на исторической ассоциации — обычный прием Ямасаки. Мощные пилоны, поднимающиеся на шестиэтажную высоту гигантских вестибюлей, разветвляются на три ребра, идущие далее до венчающей короны башен. Переход от пилонов к ребрам напоминает систему, типичную для готики: стрельчатые арки, пучки тонких нервюр, неожиданно устремившиеся в бесконечность.
 Наиболее трудная задача — ритмически организовать гигантские плоскости — решена с неожиданной сдержанностью. Однако деликатная пластика стен, в большой мере снимающая чувство подавленности, которое обычно возникает в соседстве со зданиями-гигантами, «не работает» на расстоянии и в панораму южной оконечности острова Манхэттен с его стихийно сложившимся фантастичным силуэтом башни ВТЦ вторглись как гигантские лапидарные монолиты, зрительно подавляющие окружение. Впрочем, давление, которое ВТЦ оказывает на окружение, не только визуальное. Его здания имеют 840 тыс. м2 рабочей площади и вмещают 50 тысяч работников и до 80 тысяч посетителей за день. Это рождает катастрофическую перегрузку улиц в окружающем районе, несмотря на то, что в подножие комплекса включен громадный транспортный узел, захвативший семь подземных этажей.