пятница, 7 июня 2013 г.

Мис ван дер Роэ



 Мис ван дер Роэ для своих зальных сооружений использовал два типа кон­струкции— поднятые на стойках мощные балки или фермы, к нижней стороне которых подвешена плоская плита покрытия (проект театра в Маннгейме, 1953; Краун-холл — здание архитектурного факультета ИТИ, 1952—1956), или решетку из пересекающихся балок (Галерея искусства XX века в Западном Берлине, 1968).
Принципиально важным для мастера в этих зданиях было нейтральное пространство, не связанное с каким-либо особым видом использования. Но Реальная сложность жизни не укладывалась в такую установку.
В конечном счете, «хрустальные ларцы», формирующие архитектурный образ, оставались почти не используемой надстройкой над цокольным этажом, в который и упаковывались действительные функции здания. И если в западно- берлинской галерее этот этаж выглядит стилобатом, несущим на себе «главный» объем, то в Краун-холле он замаскирован и вообще не фигурирует во внешнем облике здания.
 Симметрия, регулярность, четкий равномерный ритм почти графического членения поверхностей — свойства формы высотных зданий Мис ван дер Роэ, которые не зависят от их назначения. Облик жилых домов в Чикаго — на Лейк Шор Драйв (1951) и Коммонуэлс променад (1957)—лишь эзотерические тонко­сти разработки навесных наружных стен отличают от облика небоскреба компа­нии «Сигрэм» в Нью-Йорке (1958). Конструктивный каркас скрыт за внешней оболочкой. Элегантные членения стеклянной стены стальными, бронзовыми или алюминиевыми профилями служат таким же метафорическим выражением ре­альной конструкции, как пилястры на стенах дворцов эпохи Возрождения. Эти здания никак не связаны со своим окружением. Непрерывность стеклянной обо­лочки замыкает их и физически: внутри зданий кондиционированный воздух; помещения, зрительно раскрытые к окружению, герметичны.